Одиночество стало какой-то стыдной болезнью. Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслю — значит, я существую». Он бы сказал: «Я один — значит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиноче

Одиночество стало какой-то стыдной болезнью. Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслю — значит, я существую». Он бы сказал: «Я один — значит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиноче
Одиночество стало какой-то стыдной болезнью. Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслю — значит, я существую». Он бы сказал: «Я один — значит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиночестве: оно высвобождает слишком много времени для размышлений. А чем больше думаешь, тем становишься умнее — а значит и грустнее.
Фредерик Бегбедер «Любовь живёт три года»
17:34
19:32
Одиночество стало какой-то стыдной болезнью
Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслю - значит, я существую». Он бы сказал: «Я один - значит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиночестве: оно высвобождает слишком много времени для размышлений. А чем больше думаешь, тем становишься умнее - а значит, и грустнее.
19:18
Одиночество стало какой-то стыдной болезнью.
Любовь живёт три года. Одиночество стало какой-то стыдной болезнью. Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслюзначит, я существую». Он бы сказал: «Я одинзначит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиночестве: оно высвобождает слишком много времени для размышлений. А чем больше думаешь, тем становишься умнее – а значит и грустнее. Фредерик Бегбедер. Любовь живёт три года.
19:12
Одиночество стало какой то стыдной болезнью.
В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслюзначит, я существую». Он бы сказал: «Я одинзначит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиночестве: оно высвобождает слишком много времени для размышлений. ... Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслюзначит, я существую». Он бы сказал: «Я одинзначит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиночестве: оно высвобождает слишком много времени для размышлений. А чем больше думаешь, тем становишься умнее – а значит, и грустнее… Фредерик Бегбедер, "Любовь живет три года". ← Малыш, покоривший наши сердца.
19:11
Стоит ли бояться одиночества? | Психология
Одиночество стало какой-то стыдной болезнью. Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслюзначит, я существую». Он бы сказал: «Я одинзначит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиночестве: оно высвобождает слишком много времени для размышлений. А чем больше думаешь, тем становишься умнее — а значит, и грустнее. ... Стоит ли бояться одиночества? Одиночество стало какой-то стыдной болезнью. Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслюзначит, я существую». Он бы сказал: «Я одинзначит, я мыслю».
18:50
Через одиночество рождается личность. (Н.А. Бердяев)
(Н.А. Бердяев) Одиночество стало какой то стыдной болезнью. Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслюзначит, я существую». Он бы сказал: «Я одинзначит, я мыслю». ... Одиночество стало какой то стыдной болезнью. Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслюзначит, я существую». Он бы сказал: «Я одинзначит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиночестве: оно высвобождает слишком много времени для размышлений. А чем больше думаешь, тем становишься умнее, а значит, и грустнее. (Ф. Бегбедер).